Главная Новости Месторождения-супергиганты и решения Елбасы: как создавалась нефтяная отрасль независимого Казахстана
21 декабря 2021, 10:52 421 Нигматулин Рэмир

Месторождения-супергиганты и решения Елбасы: как создавалась нефтяная отрасль независимого Казахстана

Месторождения-супергиганты и решения Елбасы: как создавалась нефтяная отрасль независимого Казахстана

В начале 1990-х Казахстан обладал большими запасами углеводородов, но не имел ни технологий, ни ресурсов для эффективной разработки вновь открытых месторождений – супергигантов. Вопрос развития нефтегазовой отрасли в первые годы независимости во многом зависел от международного авторитета Первого Президента Нурсултана Назарбаева. О том, как создавалась новая отрасль, откуда приходили инвестиции, какую роль сыграли решения Елбасы, нам рассказал доктор технических наук, академик Национальной инженерной академии, заместитель председателя Ассоциации KAZENERGY, обладатель звания «Қазақстанның Еңбек Ері» Узакбай Карабалин  - Kazpravda.kz.

– Узакбай Сулейменович, в начале 1990-х после обретения независимости Казахстан переживал непростое время. Как и когда были разработаны стратегии освоения нефтяных запасов и развития добывающей отрасли в молодом государстве?
– После обретения независи­мости мы испытывали эйфорию и огромную гордость за достижение многовековой мечты нашего народа. Но при этом понимали, что нас ждет немало трудностей.

Если говорить конкретно о неф­тегазовом секторе, то ­пришлось создавать с нуля систему управления сложной отраслью. После распада СССР оборвались многолетние экономические и торговые связи, вчерашние деловые партнеры стали теперь предприятиями других государств.

В этот период одним из не­многих казахстанских продуктов, обладающих экспортным потенциалом, была нефть, годовая добыча которой составляла около 26 миллионов тонн. Но находившиеся в союзных республиках производственные объединения по добыче, которые раньше напрямую подчинялись Миннефтепрому СССР, после распада Союза остались фактически «без руля и ветрил».

Нефтяное хозяйство Казах­стана в том состоянии не могло быть эффективным, хотя и имело большой потенциал. Это хорошо понимал Первый Президент ­Нурсултан Абишевич Назарбаев. Он тогда проницательно обозначил нефтегазовую отрасль как приоритетную, сделал на нее ставку и всегда держал ее деятельность в центре внимания.

Первоначально была учреждена Государственная корпорация «Казахстаннефтегаз». Наша страна впервые за вековую историю развития нефтегазовой отрасли получила возможность самостоя­тельно распоряжаться своими углеводородными ресурсами. Эта структура сыграла важную роль в процессе становления всей отрасли.

Вскоре она была переименована в Национальную нефтяную компанию (ННК) «Казахстанмунайгаз», а в сентябре 1993 года произошло ее преобразование в Государственную холдинговую компанию «Мунайгаз». В марте 1997-го Указом Первого Президента было создано ЗАО «Национальная нефтегазовая компания «Казахойл», которое в 2002-м вместе с ЗАО «Национальная компания «Транспорт нефти и газа» преобразовалось в нынешнее ЗАО «Национальная компания «Казмунайгаз».

В 1991 году по аналогии с российским «Газпромом» был создан концерн «Казахгазпром». После нескольких переименований он получил название «Национальная компания «Казахгаз», а затем – «Государственная холдинговая компания «Казахгаз». В 2000-м была создана компания «Казтрансгаз», которая объединила в себе все магистральные газопроводы Казахстана и деятельность по газификации. Все эти изменения наименований и функций показывают, как эволюционировала структура управления отраслью.

В феврале 1992 года по поручению Нурсултана Назарбаева управление нефтегазовой отраслью было передано созданному в структуре Правительства Министерству энергетики и топливных ресурсов, которое возглавил заместитель Премьер-министра Кадыр Байкенов. Создание ведомства позволило сформулировать и реализовать продуманную политику развития топливно-энергетического комплекса.

– Важной страницей истории Казахстана можно назвать разработку месторождения Тенгиз и создание Каспийского трубо­проводного консорциума. Как начинался знаменитый КТК, какие трудности были и какие успехи?
– Экспорт нефти для Казахстана был тогда большой проб­лемой. Поскольку страна не имеет прямого выхода к морям, транспортировка углеводородов может осуществляться только по территории соседних стран. Исторически сложилось так, что выход больших объемов на мировой рынок был возможен только по системе нефтепроводов российской компании «Транснефть». Для этого приходилось в российских госорганах добиваться квот на экспорт, которые в отдельные годы составляли для Казахстана всего 3 миллиона тонн.

Казахстан прорабатывал разные варианты строительства нового мощного нефтепровода, изучались направления и на Балтийские порты, и на Средиземное море через Азербайджан, Грузию, Турцию, и на юг к Персидскому заливу. В итоге остановились на варианте строительства по территориям Казахстана и России с кратчайшим (1 510 км) маршрутом Тенгиз – Атырау – Астрахань – Кропоткин – Новороссийский порт на Черном море.

Сначала планировалось построить нефтепровод с участием Казахстана, России и Султаната Оман. Затем инвесторы Тенгиза и других компаний изъявили желание участвовать в проекте, и тогда был создан Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) с 8 компаниями-участницами и тремя странами.

Ключевой вопрос касался дос­тижения консенсуса между много­численными членами КТК по технико-экономичес­ким условиям строительства и ­эксплуатации трубопровода. Во-вторых, необходимо было согласие российской стороны на строительство нефтепровода по их территории.

Оба вопроса оказались чрезвычайно сложными, переговоры длились около 6 лет. Если по технико-экономическим параметрам проекта стоимостью 2,2 миллиарда долларов удалось прийти к консенсусу, то по второму пункту зашли в тупик. Российская сторона не давала согласия на прокладку трубопровода по своей территории, и решение было возможно только на высшем уровне.

И тогда Нурсултан Абишевич сам вступил в переговорный процесс и направился в Москву для встречи с Президентом России Борисом Ельциным. Из-за болезни Ельцина встреча двух глав государств состоялась в больничной палате.

Нурсултан Абишевич приводил расчеты и обоснования, они обсуж­дали проект в течение двух часов. В итоге Елбасы смог убедить Бориса Ельцина в высокой рентабельности и выгоде от проекта для обеих стран. Таким образом, только за счет искусства­ переговоров нашего Первого Президента и его высокого авторитета была решена судьба важнейшего для Казахстана проекта.

Сегодня КТК является главной экспортной артерией для казахстанской нефти, она имеет мощность 67 миллионов тонн в год и бесперебойно транспортирует казахстанскую (около 90%) и российскую нефть на мировой рынок. Сейчас прорабатывается вопрос об увеличении годовой пропускной способности до 80 миллионов тонн.
– Расскажите подробнее о Тенгизе и соглашении между казахстанским Правительством и американской компанией «Шеврон», которое назвали «контрактом века».
– Тенгиз был открыт еще в 1979 году, он относится к классу месторождений – супергигантов с извлекаемыми запасами нефти в 1,1 миллиарда тонн. Но его освоение оказалось связано с набором сложностей из-за высокого пластового давления, больших глубин залегания нефти, высокой концентрации сероводорода и других. К распаду Советского Союза объем добычи нефти на Тенгизе составлял около 3 миллионов тонн в год.
Для полного освоения месторождения необходимы были огромные инвестиции и самые передовые технологии. В пос­леднем все наглядно убедились пос­ле мощного выброса открытого фонтана нефти из скважины № 37, который случился в июне 1985 года. Высота пламени ­достигала 200 метров. Погасить фонтан удалось только героичес­кими усилиями за 400 дней. За это время из недр земли было выброшено и сгорело около 3 миллионов тонн нефти.


В конце 1980-х годов в Москве решили провести переговоры с компанией «Шеврон» о совместном освоении Тенгиза и его сателлита – месторождения Королевское.

Эти переговоры проводились без участия Казахстана, что отодвигало интересы республики на задний план. И это притом, что месторождение с высоким пластовым давлением и аномальным содержанием сероводорода представляло огромную опасность в первую очередь для казахстанских граждан, проживающих в регионе.

Первый Президент Нурсултан Назарбаев не мог смириться с таким положением вещей и добился участия Казахстана, а затем смог перенести «стол переговоров» на территорию нашей страны.

После обретения независимости Казахстан получил возможность уверенно защищать свои интересы на переговорах. Жесткая позиция Елбасы возы­мела успех, и инвесторы согласились на условия Нурсултана Назарбаева­ – на долю в делимых доходах 19%, а не 33%, как изначально планировали представители «Шеврона». Остальная прибыль оставалась в Казахстане.

В итоге в 1993 году в Вашинг­тоне в ходе государственного визита Нурсултана Назарбаева в присутствии вице-президента США Альберта Гора был подписан тот самый «контракт века» о создании совместного предприя­тия с корпорацией «Шеврон» по освоению казахстанского месторождения Тенгиз.

С позиции сегодняшних дней можно восхищаться смелостью руководителей «Шеврона», которые решились инвестировать миллиардные средства в молодую, малоизвестную тогда страну, в которой не существовало законодательной базы, гарантирующей защиту прав инвестора. Единственной гарантией для компании было твердое слово Первого Президента Нурсултана­ Назарбаева, и они приняли эти условия, о чем в будущем не пожалели. Это был беспрецедент­ный случай в международной практике нефтяных контрактов.

Для Казахстана указанная сделка имела историческое значение не только по масштабам осваиваемых ресурсов. Она стала ключевым сигналом для других крупных и малых инвесторов, которые на примере «Шеврона» убедились, что в нашу республику можно смело вкладывать миллиардные инвестиции.

– Еще два казахстанских супергиганта – Кашаган и Карачаганак. Как складывалась их судьба в первые годы независимости?
– Начнем с того, что Кашаган и Карачаганак имеют совершенно разную историю. Карачаганак к моменту подписания договора был уже действующим месторож­дением, открытым в 1979 году. А по Кашагану поисковые работы только начались в 1997 году и увенчались открытием месторождения в 2000-м.

Оба месторождения относятся к классу супергигантов и, конечно же, они всегда находились под пристальным вниманием Первого Президента Нурсултана Назарбаева. Он лично и подробно знакомился с программами развития этих месторождений, с состоянием выполнения очередных этапов, участвовал в пусках крупных объектов, чем подчеркивал их особую значимость для экономического развития нашей страны.

На Карачаганаке исторически так сложилось, что добытое сырье в виде двух компонентов – сырого газа и газоконденсата – направлялось на Оренбургский газоперерабатывающий завод (ОГПЗ). Он находился примерно в 125 км от месторождения, в России. С обретением независимости Казахстана процесс добычи и переработки оказался по разные стороны государственной границы. Без ОГПЗ Карачаганак просто не мог бы функционировать, а для строительства своего завода, аналогичного ОГПЗ, не было средств.

Поэтому казахстанская сторона была вынуждена принимать условия ОГПЗ, по которым газ и конденсат продавались за бесценок. Вырученных средств не хватало ни для обслуживания и безопасной эксплуатации месторождения, ни на выплату зарплат. Ситуация на газоконденсатном сероводородном супергиганте становилась угрожающей не только в экономическом плане, но и в экологическом.

В этой ситуации Нурсултан ­Назарбаев принял важное и свое­временное решение – пригласить опытных иностранных инвесторов. Правительством Казахстана был объявлен конкурс среди зарубежных инвесторов. В борьбу вступили два альянса. Первый – состоящий из британского British Petroleum и норвежской Statoil, и второй в составе итальянской Agip и британской British Gas. Победителем стал итальянско-британский дуэт, получивший право работать на крупнейшем в Казахстане газоконденсатном месторождении.

В марте 1995 года стороны подписали только промежуточное «Соглашение о принципах раздела добычи» (СПРД). Затем состоялось подписание Окончательного соглашения о разделе продукции (ОСРП) 18 ноября 1997 года в Вашингтоне во время визита Нурсултана ­Назарбаева в США.

В 2003 году на месторождении создан Карачаганакский перерабатывающий комплекс, работе которого дал старт Елбасы. Также построен 635-километровый магистральный конденсатопровод по маршруту Карачаганак – Большой Чаган – Атырау, который был врезан в систему КТК. Это позволяло экспортировать высококачественный конденсат на мировой рынок, получая максимальные доходы.

Одновременно решались и проблемы по газу. На базе межправительственного соглашения 7 июня 2002 года в Санкт-­Петербурге в присутствии президентов Нурсултана ­Назарбаева и Владимира Путина был подписан учредительный договор между ОАО «Газпром» и ЗАО «Национальная компания «КазМунайГаз» о создании совместного предприятия ЗАО «КазРосГаз» с юридической регистрацией в Казахстане, в котором обеим сторонам принадлежат по 50% доли участия.

Если говорить о Кашагане, то и этому супергиганту Первый Президент уделял повышенное внимание. Геологические структуры под дном Каспия, которые могли содержать крупные залежи углеводородов, были выявлены еще в советское время. Елбасы принял доводы ученых и поручил активизировать геологоразведочные работы, для этого в 1993 году создали ОАО «КазахстанКаспийШельф».

Следует отметить, что имея 100-летнюю практику разведки и разработки нефтяных месторож­дений на суше, казахстанские нефтяники никогда не работали на морском шельфе. Поэтому потребовалось привлечь компании мирового уровня с соответствующим опытом работы. Претендентов оказалось немало, поскольку старые данные о результатах геофизических работ были известны в международных исследовательских кругах, и считалось, что недра под дном Каспия могут быть очень богатыми.

В Правительстве Казахстана тщательно отбирали кандидатов в члены будущего консорциума, и окончательный список был утвержден Первым Президентом. В него вошли крупнейшие нефтяные компании мира Mobil, Shell, Agip, British Gas, Total и альянс Statoil c British Petroleum. Оператором проекта была назначена отечественная компания «КазахстанКаспийШельф», и консорциум был назван по наименованию оператора.

Он принял также условия Казахстана, что все расходы на геологоразведочные работы до открытия месторождения будут профинансированы зарубежными компаниями. При этом если разведка окажется безуспешной и месторождение не найдут, это будет считаться риском инвестора, и Казахстан не обязан будет возвращать затраченные деньги.

Консорциум успешно и раньше намеченного срока провел масш­табные геофизические исследования. Уже в августе 1999 года с помощью специально построен­ной буровой баржи «Сункар» началось бурение первой поис­ковой скважины «Восточный Кашаган-1». Почти через год, 30 июня 2000-го, из глубины более 4 километров был получен приток углеводородного сырья с суточным дебетом 600 кубометров нефти и 200 тысяч кубометров газа.

Первый Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев незамедлительно вылетел на месторождение. Он отметил особое качество кашаганской нефти. По старинной традиции, стоя на буровой платформе, Елбасы нанес мазки первой нефти на свое лицо и лица окружавших его людей.

На историческом брифинге в аэропорту Атырау сразу после возвращения с буровой платформы Елбасы сделал заявление: «Сегодня счастливый день для казахстанского народа. Открытие нефти на Кашагане – огромное подспорье для нашей независимости, для нашего будущего процветания, улучшения жизни наших людей. Большие надежды казахстанцев оправдались. (…) Я счастлив, что мне пришлось открыть первую скважину и принести вам первую казах­станскую нефть».

Позднее специальной комиссией Комитета геологии ­Нурсултану Абишевичу справедливо было присвоено звание «Первооткрыватель месторож­дения Республики Казахстан».

Сегодня на Кашагане идет стабильная добыча нефти и газа. Конфигурация объектов на место­рождении позволяет добывать 350–370 тысяч баррелей в сутки с возможностью увеличения показателя до 450 тысяч. Планируемая добыча нефти до 2041 года составляет 308 миллионов тонн и 211 миллиардов кубометров газа, из которых более 62 миллиардов пойдут на внутренний рынок.

Думаю, необходимо отдать долж­ное большой роли нефтегазовой отрасли в успешном развитии нашей экономики. Однако мы знаем немало примеров, когда государства, имея значительные ресурсы полезных ископаемых, не смогли разумно использовать их, и при больших природных богатствах уровень развития таких стран оказывался незавидным.

Причиной зачастую было отсутствие у руля государства лидера, обладающего политичес­ким опытом, хорошо знающего потенциал страны и способного отстаивать свою позицию. И в этом контексте необходимо отметить, что для Казахстана именно таким лидером стал Нурсултан Назарбаев – политик, имеющий международный авторитет, обладающий уникальной политической дальновидностью и великолепно владеющий искусством ведения переговоров.

Во многом благодаря взвешенным решениям и стратегическому видению Елбасы наша нефтегазовая отрасль, наряду с другими, стала точкой опоры, которая позволила молодой респуб­лике успешно встать на ноги и за 30 лет выйти на лидирующие позиции в Центральной Азии и СНГ по многим показателям, в том числе по привлечению инвестиций.

 Анастасия ПРИЛЕПСКАЯ

 https://www.kazpravda.kz/news/ekonomika/mestorozhdeniya-supergiganti-i-resheniya-elbasi-kak-sozdavalas-neftyanaya-otrasl-nezavisimogo-kazahstana

Еще больше новостей на нашем telegram-канале , подписывайся и будь в курсе!
АРХИВ ЖУРНАЛОВ SKNEWS

Смотрите также

Мы в социальных сетях:
Поддержка читателей:
+7 (7172) 99 97 86
Наш адрес:
г.Нур-Султан, ул. Е10,
дом № 17/10, АЗ «Зеленый квартал», блок «Т4» 12 этаж
E-mail: