Главная Новости Нурлан Балтаев: «Казахстанские онкологи работают на равных с зарубежными коллегами»
23 июня 2021, 15:50 290 Нигматулин Рэмир

Нурлан Балтаев: «Казахстанские онкологи работают на равных с зарубежными коллегами»

Нурлан Балтаев: «Казахстанские онкологи работают на равных с зарубежными коллегами»

Онкологические заболевания до сих пор остаются одними из самых сложных и проблемных для всего человечества. Абсолютного лекарства от рака пока не найдено. Однако за последнее время в медицине произошел большой прогресс в лечении онкологии. Какова ситуация в Казахстане? Об этом читайте в материале журналиста, заместителя главного редактора газеты "МК в Казахстане" Александра Губерта

Наш собеседник — Балтаев Нурлан Анаркулович, руководитель хирургической службы Алматинского онкоцентра, заведующий отделением онкохирургии.

— Я помню время, когда слово «онкология» звучало как приговор. А как сегодня?

— Безусловно, и сегодня онкология остается большой и актуальной проблемой. И для Казахстана, и для всего мира. Очень важный аспект — онкология молодеет, и с каждым годом, увы, все больше. Причина — множество провоцирующих факторов, от образа жизни до состояния окружающей среды, и это тема отдельного разговора. Но факт остается фактом — онкология среди населения растет. По смертности онкологические заболевания остаются вторыми после сердечно-сосудистых.

Что же касается того, приговор ли это сегодня, то можно сказать — нет, уже далеко не приговор. Но при соблюдении определенных условий.

Самое главное — необходимо раннее обнаружение болезни. Потому что именно на ранних стадиях онкология на 90 и более процентов полностью излечима. Да и затраты на лечение на ранних стадиях в разы меньше, и продолжительность самого лечения, а его эффективность, наоборот, выше.

Но для раннего обнаружения необходимы регулярные профилактические осмотры населения. Ведь если онкологическое заболевание проявляет себя уже явно, то есть начинаются боли и есть другие признаки, то это уже как минимум третья запущенная стадия, и здесь говорить о благополучном исходе весьма проблематично. Поэтому крайне важно периодически, раз в год, например, проходить скрининг, то есть профилактический осмотр. Тем более что в Казахстане это делается абсолютно бесплатно в территориальных поликлиниках в рамках Государственной обязательной медицинской помощи (ГОМП).

Сегодня самые различные заболевания выявляют на ранних стадиях. Это и рак шейки матки, и рак молочной железы, и колоректальный рак. Современное оборудование позволяет обнаружить практически любое онкологическое заболевание. И, повторю, чем раньше найдем опухоль, тем вероятность выздоровления выше, то есть на первой стадии он (рак) полностью излечивается. Соответственно, есть возможность эффективно прооперировать, воздействовать на очаг заболевания, профилактическое лечение провести, и человека можно считать полностью здоровым.

К сожалению, на запущенной стадии, что мы нередко наблюдаем, это большая проблема, но все равно, даже на этом этапе не все так безнадежно, тем более что в медицине за последнее время произошло много инновационных изменений.

— Расскажите об этом подробнее.

— Сейчас лечение онкологии развивается весьма интенсивно. Постоянно идет внедрение инновационных методов лечения, различных видов операций, минимальной инвазивной технологии*, специальных препаратов, в том числе химиопрепаратов, так называемых таргетных препаратов, которые непосредственно воздействуют на клетки мишени, то есть на опухоль.

 

— Речь в том числе о нашей, отечественной медицине?

— Именно об отечественной, казахстанской медицине и лечении онкологических заболеваний в стране в частности!

Существует мнение, что казахстанские врачи не умеют лечить, делать сложные операции, а например, в Корее, Турции или Израиле это все делают по высшему классу.

Однако мы знаем большое количество примеров, когда пациенты долгое время лечились за рубежом, платили за это огромные суммы, десятки тысяч долларов, а потом возвращались домой буквально умирать... И это при том, что те же самые операции прекрасно могут делать наши специалисты на самом высоком профессиональном уровне. Минимальные лапароскопические*, так называемые минимально-инвазивные, на любых органах — легких, пищеводе, желудке, простате, мочевом пузыре, толстой кишке, прямой кишке — все эти операции проводят в полном объеме, и самое главное, это в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. Например, лапароскопическое удаление желудка в Корее стоит 30 000 долларов. У нас — совершенно бесплатно для больного, за счет государства!

— В чем причина такой ситуации?

— Одна из причин в том, что медицина, конечно же, превратилась в большой бизнес. Врачу и медучреждению, которые лечат пациента за его деньги, экономически выгоднее лечить его дольше, лучше — постоянно, всю жизнь...

Есть и сопутствующий фактор — у нас в стране, к сожалению, существует очень мощное лобби различных частных зарубежных структур, которые четко отслеживают ситуацию и являются посредниками и представителями различных зарубежных клиник, имея, соответственно, собственную экономическую выгоду. При этом никто не отрицает высокий уровень медицины и профессионализм наших зарубежных коллег. Тем более что мы сами многому у них научились и продолжаем учиться. Но объективная картина именно такова.

— Но ведь раньше у нас в стране уровень действительно был ниже. За какой период произошли перемены?

— Мощный прорыв произошел буквально за последние три года — это и современное оборудование, и передовые технологии. Даже лет пять назад этого еще не было, а теперь мы достигли того, чего прежде даже не могли представить. Конечно, готовилось это долгие годы. Я, например, еще в 2012 году трехмесячную стажировку в Корее проходил, и когда наблюдал, как они оперируют, всегда восхищался и думал — неужели когда-нибудь и мы сможем это делать? А теперь мы оперируем на том же уровне, на равных участвуем в дискуссиях, делимся опытом с нашими коллегами.

Поэтому с полной уверенностью могу утверждать, что сегодня лечение онкологических заболеваний в Казахстане соответствует самым высоким зарубежным стандартам и возможностям, при этом оставаясь бесплатным для пациента.

— Расскажите, на чем основана ваша уверенность? Что можно сказать об уровне подготовки казахстанских специалистов, их опыте, о вашем центре?

Единственное, чего не хватает, — это, конечно, мощностей. Я имею в виду площади, оборудование — у нас ведь почти двухмиллионный город плюс область, и из других регионов приезжают к нам за помощью, но в центре всего 170 коек. А только для города нужно как минимум 400-500. Ну и, конечно, хотелось бы видеть более современный центр с большим охватом лечения.

Стоит вопрос строительства нового онкологического центра, где все вместе должно быть. А так — у нас корпус лучевой терапии находится на Утепова, а мы сами — здесь, все это массу неудобств доставляет.

Что касается самого лечения: существуют «три кита» онкологической помощи — это хирургическое лечение, лучевая терапия и химиотерапия. На этом держится онкология. Все остальное — иммунотерапия, другие варианты — дополняет лечение. И все три основных метода у нас применяют на самом современном инновационном уровне с использованием соответствующего оборудования. Что касается операций, то у нас выполняют все виды за исключением операций на головном мозге (нет нейроонкологии).

Но все решают, конечно же, кадры, как это ни банально. Любое высокотехнологичное оборудование без специалиста мертво. А кадры у нас, без ложной скромности, высококвалифицированные. Наши специалисты выучились в ближнем и дальнем зарубежье, проходили стажировки в крупных зарубежных онкоцентрах.

Я вам так скажу — в первую очередь пациент «идет на врача». Кто-то может сказать: у нас вот такой супераппарат, МРТ, КТ. Но, извините, картинка везде одинаковая. Хороший врач-специалист может и на простом аппарате прочитать прекрасно. И укомплектованность кадрами у нас достаточная, а тот объем операций, который мы выполняем, ни в одном центре Казахстана не выполняют. Мы в день проводим около 20 больших операций. В среднем ежегодно число проведенных операций достигает 2500 по стационару.

Что касается химиотерапии... Только за прошлый год мы пролечили более 15 тысяч пациентов. Это очень большая цифра.

И, конечно, очень важна фигура лидера, руководителя, который смог бы все это объединить, организовать, наладить работу, построить команду. Это директор нашего центра главный врач Нурсултан Амангосович Измагамбетов — специалист высшего класса, прекрасный менеджер.

— Какова мотивация персонала? Ведь чтобы стать высококвалифицированным специалистом в медицине, особенно в хирургии, надо пройти очень длительную подготовку.

— Да, сегодня это девять лет практически — пять лет вуз, затем — интернатура, ординатура, резидентура. Мне понравился принцип работы наших коллег в Корее и Германии. У них, когда молодой специалист приходит, его сразу, как говорится, «на станок» не пускают — он должен пройти все азы, начиная с поликлиники, потом вести больных 2-3 года. Годам к 35 только начинают подпускать к самостоятельным операциям. То есть человек проходит всю базовую школу. Считается, чтобы хирург более-менее состоялся, нужно как минимум 10 лет. Для хирургической службы, я считаю, это абсолютно верно. Мы стараемся такой же подход использовать.

— Какова нагрузка на специалиста у вас в центре?

— По-разному. Мы по возможности используем метод ротации. Конечно, как я уже говорил, люди приходят к конкретному специалисту, поэтому нагрузка все равно у всех разная. У врача с именем, соответственно, и консультаций много. К нему приходят и за помощью, потому что каждый пациент волен выбирать себе хирурга. Тем более что это касается жизни. И поэтому нагрузка разная, но при этом взаимозаменяемость абсолютная, и к этому молодых хирургов, специалистов-онкологов мы готовим. Тем самым постепенно подводим их к самостоятельной работе.

— А что касается среднего медперсонала? Без них медицинскую помощь представить сложно.

— Да, на них очень большая нагрузка. Я считаю, что больше половины успеха — это средний медперсонал. Мы их любя называем сестричками. Без них, конечно, результата бы не было. Здесь у нас тоже отбор жесточайший идет, потому что нагрузка, повторю, очень большая. Сами понимаете, что такое онкологическое заболевание, какие больные, какие условия... Поэтому у нас собственные критерии отбора. Квалификация также очень высокая.

И самое главное — у нас есть возможность мотивировать медперсонал различными видами оплаты. Нет той уравниловки, что была раньше. Кто как работает, у кого какая нагрузка — тот так и получает. Базовая ставка, естественно, сотруднику гарантирована. А если на конкретного специалиста идут люди, он делает больше всех операций или больше всех консультирует, соответственно, у него и зарплата в разы больше.

То же самое касается среднего медперсонала — где нагрузка больше. Например, отделения реанимации, хирургии, где очень тяжелая работа медсестры — они получают в разы больше, чем на тех участках, где нагрузка меньше. То есть у нас дифференцированная оплата поставлена очень четко, и это абсолютно правильно.

— Понятно, что в медицине также существует конкуренция, но ведь есть и общая цель, как в любой науке, тем более связанной со здоровьем человека. Как решают эти вопросы в онкологии?

— Конечно, для врачей на первом месте стоит гуманистическая основа профессии. Что касается онкологии, я могу сказать, что онкологи всего мира объединяют усилия по разработке новых методов лечения, препаратов, методик, технологий. Казахстанские специалисты здесь не на последнем месте — мы также выступаем на различных международных конференциях, участвуем в семинарах, постоянно выкладываем свои наблюдения.

На основе всех этих профессиональных встреч, обсуждений подводят итоги, и затем уже происходит коррекция стандартов лечения. То есть постоянно идет процесс совершенствования методов и стандартов. Существуют европейский стандарт, американский, российские, наши казахстанские — они все сопоставимы.

Тут ведь что еще важно: онкология — это комплексная наука. Это не только хирургия или химиотерапия. Здесь надо иметь массу специалистов — это и радиологи, и диагносты, и химиотерапевты, и хирурги.

И, конечно, лечить онкологию — весьма непростая задача. Потому что каждый случай онкологических заболеваний уникален. Вот, например, у нас в центре один врач никогда не выносит вердикт. Каждый новый случай рассматривают на так называемой мультидисциплинарной группе, где врачи различных специальностей обсуждают конкретного больного, чтобы снизить вероятность ошибки. То есть один врач не должен решать судьбу человека. С учетом всех мнений выносят решение. Для каждого конкретного пациента вырабатывают так называемую тактику лечения.

Есть хорошее выражение одного известного американского онколога: онкологию нужно лечить там, где ты живешь постоянно. Онкология — это хроническое заболевание, которое требует постоянного наблюдения и лечения. Многие думают: вот, поехал за рубеж, прооперировался, лучевую или химиотерапию прошел и вылечился. К сожалению, так не бывает. Всегда нужен наблюдающий врач. У нас в Казахстане для комплексного профессионального бесплатного (!) лечения сейчас есть все необходимое — самые передовые технологии, средства и, самое главное, высококлассные специалисты.

Выпуски SK NEWS

Смотрите также

Мы в социальных сетях:
Поддержка читателей:
+7 (7172) 99 97 86
Наш адрес:
г.Нур-Султан, ул. Е10,
дом № 17/10, АЗ «Зеленый квартал», блок «Т4» 12 этаж
E-mail: