Главная Новости От традиций к инновациям: будущее КМГ с акцентом на геологоразведку, нефтегазохимию и устойчивое развитие
29 февраля 2024, 09:18 650

От традиций к инновациям: будущее КМГ с акцентом на геологоразведку, нефтегазохимию и устойчивое развитие

От традиций к инновациям: будущее КМГ с акцентом на геологоразведку, нефтегазохимию и устойчивое развитие Фото пресс-службы КМГ

В феврале Национальная компания «КазМунайГаз» отметила 22 года с момента основания. Председатель Правления КМГ Магзум Мирзагалиев кратко подвел итоги работы компании за этот период и рассказал о будущем развитии бизнеса — от геологоразведки до нефтегазохимии и диверсификации маршрутов транспортировки нефти

—  При основании национальной компании «КазМунайГаз» в 2002 году была поставлена задача превратить ее в национального оператора нефтегазового рынка. Требовалось выстроить вертикально-интегрированную систему из активов, которые КМГ получил от государства. Вы руководите компанией с апреля 2022 года, а также работали в ней в предыдущие годы. Поделитесь своими наблюдениями и расскажите, как создавалась текущая структура КМГ.

— КазМунайГаз был создан в результате слияния национальной нефтегазовой компании «Казахойл» и национальной компании «Транспорт нефти и газа». Это были активы, не всегда связанные между собой, и необходимо было их объединить в вертикально-интегрированную систему.

На тот момент в наследство от «Казахойла» из добывающих активов к КМГ перешли ОАО «Узеньмунайгаз» и ОАО «Эмбамунайгаз». После этого КМГ приобрел доли в других нефтегазодобывающих проектах, таких как «Мангистаумунайгаз», «Казахойл Актобе», «Каражанбасмунай» и др. Также мы являемся акционерами в мегапроектах Тенгиз, Карачаганак и Кашаган.

Кроме этого, КазМунайГаз совместно с партнерами («Казахстанско-китайский трубопровод», «Мунайтас» и «Каспийский трубопроводный консорциум» - прим.) вовлечено в транспортировку 100% казахстанской нефти. Она осуществляется через систему нефтепроводов АО «КазТрансОйл» и танкерами нашей морской судоходной компании «Казмортрансфлот». Сегодня в активе КМГ семь нефтеналивных танкеров: «Астана», «Алматы» и «Актау» (дедвейтом* 12 тыс. тонн), танкеры типа Aframax** — «Алатау» и «Алтай» (дедвейтом 115 тыс. тонн), и, кроме этого, в 2023 году мы совместно с компанией Abu Dhabi Ports Group приобрели еще два — Taraz и Liwa (дедвейтом 8 тыс. тонн).

За 22 года мы нарастили активы и в переработке нефти. Если сегодня КМГ владеет в Казахстане тремя нефтеперерабатывающими заводами, то на момент создания компании в ее составе был только один — Атырауский НПЗ. Позднее КМГ приобрел Павлодарский завод и долю в Шымкентском НПЗ, а также построил с китайским партнером завод Caspi Bitum в Актау. Также за эти годы были приобретены нефтеперерабатывающие активы в Румынии.

Оглядываясь назад, можно уверенно заявить, что сегодня КазМунайГаз объединяет в своей структуре весь спектр нефтегазовой деятельности: от разведки и добычи до транспортировки и переработки нефти.

— Сегодня, в 2024 году, КазМунайГаз продолжает развитие бизнеса…

— Прошлый год ознаменовался для нас положительными и радостными событиями. Начну, пожалуй, с транспортировки. В январе 2023-го мы создали совместное предприятие с партнерами из Объединенных Арабских Эмиратов, компанией Abu Dhabi Ports Group (ADP) и приобрели два танкера — уже упомянутые Taraz и Liwa. Они задействованы в транспортировке казахстанской нефти в Каспийском море.

Кроме этого, с середины прошлого года мы впервые начали транспортировку тенгизской нефти в открытых морях. Исторически этим занималась только компания Chevron Tankers Ltd. Сегодня совместный пул танкеров КМГ/ADP (четыре танкера Aframax, два из которых принадлежат КМТФ, еще два — ADP) уже транспортирует нефть Тенгизского месторождения с морского порта Новороссийск и далее по всему миру.

У нас есть интерес и желание развивать флот Aframax-ов. Мы хотим его увеличить: сегодня четыре танкера, в наших планах — расшириться до двенадцати. Это сложный и небыстрый процесс. Их нужно заказывать, искать на рынке. Этим мы сейчас и занимаемся. В течение нескольких лет мы ожидаем, что нарастим свой флот до 12 танкеров Aframax, что позволит нам транспортировать не менее половины тенгизской нефти.

— Во второй половине 2022 года Казахстан начал активно диверсифицировать маршруты экспорта нефти. КазМунайГаз стал одним из главных игроков в этом процессе и довольно быстро приступил к решению задачи.

— Глава государства поставил задачу по развитию, так называемого, Срединного коридора (Middle Corridor) или Транскаспийского международного транспортного маршрута, который включает транспортировку через Каспийское море. В рамках этого маршрута, в прошлом году мы начали транспортировку нефти в направлении Баку и далее по нефтепроводу «Баку-Тбилиси-Джейхан». В наших планах увеличить объемы транспортировки по данному маршруту. Это ни в коем случае не говорит о том, что мы ищем альтернативу нефтепроводу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). КТК остается надежным, стабильным и главное самым быстрым маршрутом по доставке нашей нефти на экспортные рынки.

В прошлом году мы также начали транспортировку нефти в направлении Германии. По итогам 2023 года мы транспортировали в эту страну почти 1 млн тонн нефти, и ожидаем, что в этом году мы превысим этот объем.

Если продолжить тему, связанную с торговлей нефтью, то мне кажется, важным событием в жизни не только компании, но и всей нефтегазовой отрасли Казахстана, является запуск бренда казахстанской нефти KEBCO — Kazakh Export Blend Crude Oil. Исторически Казахстан торговал нефтью двух марок: CPC — смесь нефти в нефтепроводе КТК, и Urals — сорт различных нефтей, смешанных в трубопроводе «Атырау-Самара». В случае с Urals, казахстанская нефть смешивается с российской при транспортировке до морских портов России. Поэтому она продавалась под брендом Urals.

Начиная с 2022 года скидка на Urals стала достаточно ощутимой. В связи с этим, мы приняли решение продвигать на рынках свой собственный казахстанский бренд нефти, который назвали KEBCO. Когда в конце 2022 года мы впервые вышли с этим сортом нефти, он продавался со скидкой к Brent порядка минус $15-18. В 2024 году KEBCO продается уже с премией плюс $2-2,5 к Brent. Это положительно отразилось на экономике не только нашей компании, но и других частных казахстанских компаний, и в целом, на узнаваемости Казахстана.

— Продолжая разговор о развитии бизнеса компании… КМГ активно занимается созданием нефтегазохимического кластера в РК. Можно ли говорить, что нефтегазохимия станет в какой-то момент значительным источником дохода для КМГ? По маржинальности нефтегазохимия будет ещё выше, чем нефтепродукты?

— Мне кажется нефтегазохимия должна стать дополнительным источником дохода не только для КМГ. Развитие нефтегазохимии или, как мы ее называем, базовой химии, должно подстегнуть развитие малого и среднего бизнеса. Это очень важно!

В конце 2022 года с участием Главы государства в Атырауской области был запущен завод по производству полипропилена. В октябре прошлого года предприятие вышло на плановые показатели по объемам производства. Для нас крайне важно, чтобы как можно больше нашего полипропилена оставалось в Казахстане для создания десятка малых и средних производств. Речь идет, в основном, о представителях МСБ: производители мешков, пакетов, труб, автомобильных запчастей, домашней утвари и прочего. В связи с этим, мы регулярно встречаемся с покупателями полипропилена — малым и средним бизнесом. Ранее мы организовали форум и пригласили представителей малого и среднего бизнеса посетить наш завод, чтобы воочию увидеть производство полипропилена.

На сегодняшний день у нас более 40 покупателей полипропилена в Казахстане, которым мы уже начали поставлять продукцию. Понятно, что предприятиям необходимо «привыкнуть» к нашему продукту. Однако уже по итогам прошлого года импорт полипропилена в Казахстан снизился на 42%. Мы считаем, что мы полностью закроем его уже в течение этого года, и импортный полипропилен в страну завозиться больше не будет или сократится до минимальных объемов. При этом, наш полипропилен также идет на экспорт в разные страны: Китай, Турция, Европа, Россия.

Следующим этапом развития нефтегазохимического комплекса является строительство завода по производству полиэтилена. Изначально проект прорабатывался КМГ совместно с компанией «СИБУР». Отрадно отметить, что осенью прошлого года мы подписали соглашение о вхождении еще одного партнера — китайской Sinopec в наш проект. Сейчас ведутся необходимые корпоративные согласования со стороны китайского партнера. Мы ожидаем, что сделка будет оформлена в ближайшее время. После этого доли в проекте распределятся следующим образом: 40% — КМГ, 30% — СИБУР и 30% — Sinopec.

Полиэтилен — знаковый проект. В наших планах производить 1,25 млн тонн ежегодно. Аналогов такому комплексу немного. Он будет состоять из двух установок полимеризации (лицензиары - американские компании): одна — по технологии Chevron Phillips для производства высокомаржинального высокотехнологичного полиэтилена, вторая — от Univation для выпуска более массового продукта. Каждая установка будет производить 625 тыс. тонн полиэтилена в год. Что касается инжиниринга, то там задействованы такие компании, как германская Linde, испанская Tecnicas Reunidas и итальянская Tecnimont и многие другие.

Мы не ограничиваемся вышеперечисленными проектами и находимся в поиске новых направлений.

Так, например, сегодня Атырауский НПЗ производит продукт параксилол, который полностью экспортируется в дальнее зарубежье. Из нашего параксилола там производят терефталевую кислоту (ТФК), а из нее полиэтилентерефталат (ПЭТФ) — сырье для производства пластиковых бутылок, спортивных тканей, синтепона и др. Соответственно мы задались вопросом, почему бы не перерабатывать параксилол у нас в стране вместо того, чтобы вывозить его на экспорт. Поэтому мы приступили к разработке технико-экономического обоснования, по итогам которого примем решение, надеюсь, по строительству такого завода в Казахстане.

— Мы с вами поговорили про стратегические вещи, я бы хотела вернуться к основе компании — это добыча нефти и разведка. Компания с момента создания постепенно наращивала ресурсную базу, в основном через приобретение добывающих активов и участие в мегапроектах (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган). Это обеспечило компанию достаточными запасами нефти, но геологоразведку при этом активно не проводили. Однако сейчас одной из стратегических задач компании является геологоразведка…

— Я, как бывший министр экологии, геологии и природных ресурсов знаю, что наши недра изучены всего на 24%. В Казахстане 15 осадочных бассейнов, самый крупный из которых Прикаспийский осадочный бассейн. Наши геологи полагают, что в Казахстане еще могут быть большие открытия.

Геологоразведка — крайне важная задача, успешная реализация которой позволит компании стабильно развиваться долгие годы. КазМунайГаз, в первую очередь, является нефтегазовой компанией и для нас крайне важно наращивать запасы и открывать новые месторождения. К сожалению, вынуждены констатировать, что за последние годы, по разным причинам, значимых открытий не было. Мы наращивали запасы, в основном, за счёт доразведки на действующих площадях действующих месторождений.

В 2022 году мы определили пять участков для геологического изучения недр: Мугоджары в Актюбинской области, Березовский в Западно-Казахстанской области, несколько участков в Мангистауской области. На эти цели в 2023-24 годы компания выделила бюджет. В 2024 году завершаем сейсмические работы и интерпретацию геологической информации по этим участкам. Отрадно отметить наличие определенного интереса со стороны потенциальных партнеров. Сейчас наша задача — осуществить ранние работы, пригласить частных инвесторов и совместно начать геологоразведочные работы на данных участках. Верим в большой потенциал наших недр!

Кроме этого, КМГ планирует в этом году бурение трех геологоразведочных скважин. Одну скважину мы планируем пробурить в Кызылординской области на участке Тургай Палеозой, уже ведется мобилизация оборудования. Мы планируем приступить к этой работе уже в середине этого года. Не буду ничего загадывать, но естественно, мы питаем определённые надежды. Также в 2024 году мы планируем глубокое подсолевое бурение на структуре Каратон Подсолевой, расположенной в Атырауской и Мангистауской областях. Дополнительно, на этот год запланировано бурение скважины совместно с компанией Eni на участке Абай в Каспийском море.

Также хочу остановиться на новых добывающих проектах КМГ. В прошлом году мы создали совместное предприятие с компанией «ЛУКОЙЛ» по проекту «Каламкас-море, Хазар, Ауэзов» в Каспийском море. Уже началась активная работа, сформировали операционную компанию с размещением в городе Актау. В планах выйти на первую добычу нефти в 2028-29 годах. Для нас это крупный и знаковый проект, который позволит не только добывать нефть, но и создать новые рабочие места в Мангистауской области, что крайне важно.

— Планируемое бурение КМГ на суше в ближайшие годы планируются на больших глубинах?

— Да, например, площадь Каратон Подсолевой. Для этой скважины мы закладываем глубину до 5500 метров. По участку Тургай Паолеозой мы также планируем идти на большие глубины — 5500 метров.

Мы считаем, что на значительных глубинах могут быть хорошие обнаружения. Однако, безусловно, это сопряжено с большими рисками, так как требуется более сложное бурение и привлечение самых современных технологий. Это новые вызовы для КазМунайГаза.

— Компания готова это сделать и осуществить разведку за собственные средства на данный момент?

— Что касается Тургай Палеозой, то да, собственные средства. По проекту Каратон Подсолевой мы работаем за счет компании «Татнефть». Буквально на прошлой неделе мы подписали окончательные документы о вхождении их в проект на условиях финансирования разведки со стороны партнеров. Проект Абай в Каспийском море, я уже говорил, осуществляется совместно с итальянской компанией Eni.

В целом, мы активно работаем с различными международными компаниями для привлечения их в геологоразведку в Казахстане. Я называл, например, пять участков, которые мы взяли по проекту Геологического изучения недр (ГИН). В частности, к одному из этих участков уже есть интерес со стороны одной иностранной компании. Она проявила заинтересованность в изучении данной геологической информации. Компания выкупит ее у нас, изучит и после этого будет принимать решение.

Компания сейчас формирует большой пласт геологической информации для презентации перед потенциальными партнерами. Однако мы уже сегодня ведем переговоры с целым рядом международных компаний. Мы считаем, что привлечение международных партнеров позволит разделять риски, а также приобрести новые компетенции и знания.

— Было несколько попыток «партнериться» с разными компаниями для разработки месторождений в Каспийском море. Однако они не были реализованы и права недропользования сдавали обратно государству. Почему так сложно реализовывать проекты в Каспийском море, компании боятся больших рисков и выходят из этих проектов?

— Это связано с несколькими факторами. Конечно, крупнейший фактор — это то, что в последние годы на Каспии крупных обнаружений не было. Так, например, скважина на участке Женис в южной части казахстанского сектора Каспийского моря оказалась сухой. До этого были признаны неперспективными и другие блоки, как блок «Н», например. В то же время были и хорошие открытия, такие как месторождения Кашаган, Каламкас-море и Хазар.

Также существуют дополнительные факторы: первый — геологические риски, второй — на Каспии достаточно сложно работать. Каспийское море отличается мелководьем и экстремальными температурами — летом очень жарко, зимой холодно, есть льды. Это приводит к заметному удорожанию проектов. В связи с этим, по поручению Главы государства был разработан Улучшенный модельный контракт, направленный на развитие сложных месторождений, в том числе морских. Благодаря этому, мы смогли привлечь компанию «ЛУКОЙЛ» и создать совместное предприятие для разработки месторождений Каламкас-море, Хазар, Ауэзов. Я уверен, что потенциал Каспия значителен, и он не исчерпан, поэтому геологоразведка в Каспийском море будет продолжаться.

— КМГ, как представитель интересов Республики Казахстан, присутствует в мегапроектах. Какую роль выполняет компания в них?

— Я бы, наверное, Вас поправил. Мы не только являемся представителями интересов Республики Казахстан, но и наших акционеров. В конце 2022 года мы провели IPO и у нас уже есть более 60 тыс. физических лиц-акционеров, наших граждан, и мы отстаиваем и их интересы в этих крупных проектах.

Несмотря на то, что мы не являемся операторами данных проектов, мы занимаем очень активную позицию и влияем на их развитие. Они находятся на разных стадиях. В частности, ТШО находится на этапе предзапуска Проекта будущего расширения — важнейший проект, который позволит увеличить добычу нефти на месторождении Тенгиз. При активной позиции КазМунайГаза принято решение об изучении строительства собственного газоперерабатывающего завода на Карачаганаке и соответствующая работа сейчас ведется. По Кашагану ведутся обсуждения по проектам, связанные с увеличением производства газа и, соответственно, ростом производства добычи нефти.

Крайне важным видится вопрос, связанный с продвижением отечественных кадров на руководящие позиции. Несмотря на то, что КМГ владеет наименьшей долей в Карачаганаке (10%), но именно мы постоянно поднимаем вопрос локализации персонала. Есть первые хорошие результаты. Буквально за последние несколько лет 86% экспатов в компании Karachaganak Petroleum Operating на средних и руководящих должностях были заменены нашими отечественными кадрами.

— КазМунайГаз в 2023 году определил производство природного газа одним из важных приоритетов для компании.

— Действительно, помимо активной геологоразведки и стабилизации уровня добычи нефти, в приоритете компании — увеличение добычи газа и его коммерциализация. КМГ активно ведет работу по разведке и запуску новых месторождений. Мы понимаем значимость производства газа для Казахстана. Потребление в стране растет быстрыми темпами за счет активной газификации страны, а также розничных потребителей, которые отапливают газом свои дома.

Поэтому мы сейчас начали разработку Газовой стратегии компании, в рамках которой планируется увеличение добычи газа как по операционным, так и по разведочным активам. На данный момент потенциал роста, по нашим оценкам, может составить дополнительные 6,7 млрд кубометров газа в год к 2030 году без учета крупных проектов (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган). В прошлом году мы уже запустили три новых газовых месторождения: Рожковское в Западно-Казахстанской области, Аксай Южный в Кызылординской области и Восточный Урихтау в Актюбинской области. Хотелось бы отметить, что внедрение Улучшенного модельного контракта значительно повысило экономическую привлекательность газовых проектов.

Помимо перечисленных проектов, в Газовую стратегию вошли месторождение Центральный Урихтау с потенциалом производства до 900 млн кубометров в год, месторождения Западная Прорва и Каламкас (до 1,1 млрд кубометров в год). Также КМГ реализует разведочные проекты, которые потенциально могут увеличить уровень добычи природного газа: участки Каратон Подсолевой и Тургай Палеозой, на которых, как я уже отметил, в 2024 году планируется бурение разведочных скважин.

— Нефтеперерабатывающие заводы КазМунайГаза активно готовятся к переходу на трехлетний межремонтный безостановочный период. Расскажите об этом.

— Позвольте напомнить, что во время модернизации казахстанских НПЗ в 2011-2018 годах, стояла задача увеличить глубину переработки (производить больше нефтепродуктов с каждой тонны нефти), а также повысить экологический класс топлива до стандартов К-4 и К-5. Эта задача была выполнена и сегодня Казахстан полностью обеспечивает себя бензином и дизельным топливом. Однако мы не останавливаемся на этом.

Обеспечение стабильности на внутреннем рынке нефтепродуктов, а также повышение эффективности НПЗ — наши постоянные задачи. В 2023 году за счет своевременно принятых мер на внутреннем рынке не было фактов дефицита ГСМ. Кроме этого, мы начали работу по переходу на 3-летний безостановочный межремонтный период и повышению эффективности НПЗ. Таким образом, мы сможем проводить капитальные ремонты НПЗ один раз в три года. Это позволит «сэкономить» ценные 30-40 дней в году, в течение которых заводы не будут стоять на ремонте, а будут производить нефтепродукты.

Позвольте отметить основные проекты, реализуемые нашими НПЗ. Так, Атырауский НПЗ реализует Программу повышения операционной эффективности до 2027 года, что позволит увеличить объем переработки сырья с 5,5 до 6,7 млн. тонн и выход светлых нефтепродуктов с 65% до 77%. Важно отметить, что в результате последней модернизации на заводе в дополнение к существующим были построены новые технологические установки.

При этом мы понимаем, что завод неидеален и есть над чем работать. Проблематична старая часть, нетронутая модернизацией, оборудование которой работает еще с 40-х годов. Чтобы решить проблему, в рамках вышеназванной Программы мы планируем замену ключевого оборудования этой части предприятия, а также аудит всех технологических установок и линий Атырауского НПЗ. Помимо, безусловно, вопросов безопасности производства и надежности, это важно и с экологической точки зрения. Эти два аспекта напрямую связаны с друг другом. Так, исключая неисправности и, при необходимости, меняя «запчасти» завода, мы повышаем надежность оборудования.

Также в планах строительство газотурбинной электростанции, чтобы сделать электроснабжение более надежным и уменьшить риски аварийных сжиганий в атмосферу. Это позволяет предотвратить попадание в атмосферу парниковых газов при факельном сжигании (при сбое в работе оборудования возникает необходимость утилизировать избыточный объем газа —прим.) или нежелательных утечек. Эти проекты снизят экологическое влияние предприятия на регион.

Помимо этого, АНПЗ до конца 2028 года реализует, как минимум, пять эко-проектов. Хочу особо отметить, что в текущем году мы установим автоматизированную систему мониторинга (АСМ) на четырех технологических установках завода. АСМ будет передавать данные об эмиссиях напрямую контролирующим органам.

— Какие еще инвестпроекты реализует КМГ на своих НПЗ?

— На Павлодарском НХЗ в начале года запущена новая печь на установке производства битума, что позволит нарастить потенциал его производства с 430 до 500 тыс. тонн в год. Завод также реализует проект строительства установки по производству водорода и проект строительства установки депарафинизации дизеля. В результате этих проектов мы сможем увеличить выпуск авиатоплива с 190 до 240 тыс. тонн в год, а также начать производство на ПНХЗ зимнего дизельного топлива в объеме ~155 тыс. тонн.

По проекту расширения перерабатывающих мощностей Шымкентского НПЗ с текущих 6 до 12 млн тонн совместно с нашим партнером CNPC ведется разработка предТЭО. Также совместно с другим китайским партнером мы договорились о расширении производственных мощностей Актауского битумного завода с 500 до 750 тыс. тонн. Ведется разработка рабочего проекта, начало строительства запланировано на 2024 год.

В целом, в 2023 году мы обеспечили стабильность ГСМ на внутреннем рынке. Мы достигли рекордных показателей: производство бензинов увеличилось на 7%, сжиженного газа — на 8%, впервые выход светлых нефтепродуктов превысил 72% (в последние годы в среднем составлял 66%). АНПЗ начал производить бензин ЕВРО-5.

Мы можем констатировать успешность принятых правительством мер по исключению «серого» экспорта ГСМ. Например, пересмотр цен на АИ-92 и дизельное топливо привели к снижению потребления в целом по стране, а в приграничных регионах до 20%. Также в 2023 году мы впервые начали практику окрашивания удешевленного дизтоплива для сельхозтоваропроизводителей, что снизило потребление на 14%. Ранее часть дизтоплива, предназначенного для поддержки сельского хозяйства, нелегально вывозилась.

— Продолжая тему нефтепродуктов, КазМунайГаз собирается заходить в сервис в аэропортах. У КазМунайГаза появится новый бизнес?

— Да, мы считаем, что есть возможность, и самое главное, наши аэропорты заинтересованы отдать на аутсорсинг услуги по заправке «в крыло». Это когда заходит профессиональная компания, которая оперирует собственными резервуарным парком, и берет на себя обязательства по поставке авиакеросина и доставки его до крыла самолета.

Мы ведем переговоры с несколькими аэропортами. Я думаю, в ближайшее время мы уже увидим результаты. Например, в аэропорту Актобе мы соответствующую услугу уже начали оказывать. Хотим и дальше расширяться.

— Позвольте снова вернуться к традиционному бизнесу компании. Нельзя не упомянуть Проект реабилитации месторождений Узень и Карамандыбас.

— Проект реабилитации месторождений компании «Озенмунайгаз» мы инициировали в прошлом году. У «Озенмунайгаза» два основных месторождения: Узень и Карамандыбас. Существует потенциал и возможность для увеличения добычи нефти. Месторождения сложные, огромная социальная нагрузка, и если мы хотим сохранить рабочие места, нам необходимо поддерживать добычу нефти на стабильном уровне.

К сожалению, в последние годы добыча нефти на предприятии «Озенмунайгаз» снижается. В 2022 и 2023 годах мы привлекли ученых, инжиниринговые компании и разработали проект по увеличению добычи. Мы обратились в правительство, и оно нас поддержало по вопросу снижения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), чтобы больше денег можно было оставить в компании. Cэкономленные деньги от НДПИ будут направлены на Проект реабилитации, плюс мы будем его софинансировать. В рамках проекта предполагается бурение горизонтальных скважин, использование современного оборудования, изменение технологий закачки воды и др.

Также, к сожалению, вынуждены констатировать, что в Мангистауской области в последние годы было много фактов отключения электроэнергии. Это значительно влияет на добычу, именно на месторождении Узень. Нефть на Узеньском месторождении застывает при плюсовой температуре: +33 градусов по Цельсию. Поэтому при отключении электроэнергии все останавливается и застывает. Потом, чтобы запустить месторождение, уходит определенное время. Для решения проблемы мы собираемся построить собственную гибридную электростанцию мощностью 247 МВт (ветер, солнце, газ) совместно с компанией Eni. Это поможет стабилизировать нашу добычу.

— Уточнение по реабилитации. Проект подразумевает увеличение или все же поддержание текущего уровня добычи?

— Мы закладываем увеличение добычи в сравнении с текущими объемами. По нашим планам мы хотели бы выйти на объем добычи до 5,2-5,5 млн тонн нефти в год. Это тот объем, что мы полагаем, можно добывать на этом месторождении.

— На добывающих проектах КазМунайГаза в других регионах также падает добыча, так как в основном это зрелые месторождения. Как компания будет поддерживать уровень добычи?

— Давайте скажем, например, про Кызылординскую область. Наш ключевой актив там — «Казгермунай». Мы начали проект, связанный с разведкой на участке Тургай Палеозой, то есть мы идем на большие глубины.

По Каражанбасу в наших планах начать разведку на, так называемой, прибрежной площади. В итоге важно подчеркнуть, что мы ведем доразведку, как на текущих месторождениях, так и разведку на новых участках.

— В секторе добычи нефти КМГ сталкивается не только с технологическими вызовами, но и социальными. Например, сотрудники сервисных подрядных организаций периодически выступают с требованиями национализировать их предприятия. Готов ли КМГ пойти на такой шаг?

— Действительно в прошлом году сотрудники нескольких подрядных организаций, которые оказывают сервисные услуги на месторождениях в Мангистауской области, выступили с требованиями принять их в штат национальной компании. Я неоднократно отмечал, что данное требование удовлетворить невозможно. Это, как минимум, несправедливо по отношению к безработным жителям региона, которые стоят в очереди на трудоустройство в дочернюю структуру КМГ.

При этом, мы идем навстречу в вопросах улучшения условий труда для работников подрядных компаний. Ранее мы поддержали позицию рабочих и договорились, что в течение трех лет КМГ поможет с обновлением более 200 единиц техники одной из таких организаций. Это значительная сумма для нас, но мы приняли решение.

— Компания активно инвестирует в строительство социальных объектов.

— Социальные проекты — один из важнейших приоритетов в нашей работе. Можно сказать, что ответственность — это главная ценность КазМунайГаза. Это действительно так.

Например, КазМунайГаз построил в городе Жанаозен 16 спортивных площадок, еще пять в поселке Жетыбай. Мы приступили к строительству многофункционального спортивного комплекса в Уральске.

В прошлом году мы достигли договоренностей с нашими партнерами из Объединенных Арабских Эмиратов, компанией AD Ports Group, о том, что мы будем направлять специалистов из Мангистауской области на работу в Абу-Даби. Уже есть первые результаты, и мы договорились о том, что будет трудоустроено до 1000 казахстанцев. Постоянно продолжается отбор: 50 человек отобрали, девять уже получили рабочие разрешения, визы и уже работают. Да, для нас это непрофильная деятельность, но мы считаем, что это наш социальный долг, чтобы дать возможность для талантливой молодежи возможность поработать и показать себя за границей.

В 2022 году мы выступили с инициативой отправлять талантливых старшеклассников Жанаозена и Мангистауской области в лучшие школы-интернаты и колледжи страны. Сегодня по программе, которой мы дали светлое, говорящее название «Жарқын Болашақ» — обучается уже 449 детей из Мангистау. Из них 100 детей учатся в элитной школе-пансионате IQanat в Боровом. Я сам несколько раз к ним ездил и остался впечатлен как школой, так и нашими грантниками-воспитанниками, тем более многих из них уже знаю в лицо, разговариваю с ними, потихоньку выведываю о чём они мечтают. К примеру, один мальчик при первой встрече признался, что хочет стать министром, при второй встрече уже подумывал стать акимом, а во время третьей встречи неожиданно признался, что решил стать учителем математики! Понимаете, тут ведь важен не только сам процесс обучения в прекрасной школе, здесь происходит тихая революция в мышлении ребенка. В атмосфере наглядного культа знаний, видя увлеченных своим предметом педагогов, наши мальчики и девочки обретают совершенно новые ориентиры!

Повторю, что дети учатся и в Республиканской физико-математической школе в Алматы, колледжах искусств и спортивных, и ряде других по всему Казахстану. Это просто великолепная возможность для старшеклассников раскрыть творческий потенциал, найти свое призвание! Ведь после получения такого достойного среднего образования они получают реальный шанс поступить в лучшие вузы мира и учиться конкретно по тем специальностям, о которых они мечтают.

Но наша активность в социальном поле не ограничивается вышеназванными инициативами. КазМунайГаз стремится держать руку на пульсе времени, чувствовать дыхание социума. К примеру, мы постоянно ведем работу по построению конструктивного диалога между руководством КМГ и профсоюзными организациями. Так, мы регулярно встречаемся с профсоюзами «Озенмунайгаза» и проводим различного рода тренинги. В частности, в прошлом году мы проводили два тренинга, связанные с экономической грамотностью. Мы рассказываем каким образом формируется экономика нефтедобывающего предприятия, показали наши затраты и финансовые возможности. Мы строим откровенный и честный разговор с нашими профсоюзами.

— Пожалуй, настал черёд темы про низкоуглеродное развитие. Нефтегазовые компании по всему миру увеличивают инвестиции в проекты энергоперехода. КазМунайГаз позиционирует себя частью этого процесса?

— КазМунайГаз, как национальная компания, следует стратегии энергетического перехода, объявленной Президентом Казахстана. В ноябре 2020 года Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил на саммите по климатическим амбициям, на котором заявил о готовности страны бороться с изменениями климата и достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Для реализации данной цели в 2022 году была разработана Стратегия достижения углеродной нейтральности Республики Казахстан до 2060 года.

КМГ в ноябре 2021 года утвердил собственную Программу низкоуглеродного развития на 2022-2031 годы. Программа определяет единую основу низкоуглеродного развития КМГ, направленную на снижение выбросов парниковых газов. Мы поставили цель сократить выбросы парниковых газов предприятиями компании на 15% от уровня 2019 года к 2031 году.

Строительство возобновляемых источников энергии (ВИЭ) является важной частью Программы низкоуглеродного развития КМГ. Например, мы завершаем ТЭО по проекту ветряной электростанции «Мирный» мощностью 1 ГВт с Total Eren.

В этом году в городе Жанаозен начнется строительство гибридной электростанции (ветер, солнце и газ) общей мощностью 247 МВт совместно с Eni. Это обеспечит стабильное электроснабжение производственных объектов КМГ в регионе. Такого рода проект будет впервые реализован в Казахстане. Напомню, что данный проект соответствует целям по диверсификации бизнес-портфолио и декарбонизации деятельности КМГ.

Это неполный перечень «зеленых» проектов, которые мы реализуем. Более того в этом году мы собираемся обновить нашу Программу с временным горизонтом до 2060 года.

— Еще один вопрос. Чувствуется, что в последние годы КМГ стал как бы более человечным. И этот излюбленный ваш тезис: «Главная ценность — люди» — насколько он…

— Насколько искренен? Наверное, правильнее, если об этом скажут со стороны. Так честнее. При этом важно доказывать это делами.

Многие вышеназванные и планомерно реализуемые социально-экономические инициативы КазМунайгаза, в конечном счете, продиктованы чувством понимания уникальной ценности тех многих профессиональных спецов своего дела, из которых состоят многотысячные трудовые коллективы наших предприятий.

За каждым заводом и нефтедобывающим управлением КМГ стоит самоотверженный и квалифицированный труд конкретных живых людей. Очень хорошо, что их светлые образы стал чаще показывать телеграм-канал КМГ, это отвечает нашей общей генеральной линии — ценить людей труда, ценить и уважать всех тех, кто добросовестно трудится в нефтегазовой сфере.

Добавлю. В компании в последнее время развернулись и набирают силу новые инициативы. Например, организовался Клуб любителей бега, также набирает обороты волонтерское движение. Или вот надумали создать профсоюз специалисты главного офиса компании в Астане — не только ведь у производственников должен быть профсоюз, верно? Всё это косвенно или прямо, но свидетельствует о том, что генеральный вектор внимания к проблемам и интересам каждого сотрудника национальной компании продолжает расти и укрепляться.

Абсолютно все достижения КазМунайГаза — это достижения всего многотысячного коллектива нацкомпании. Говорят, что в единстве — сила. Но я бы поправил: единство становится реальной силой всё же только тогда, когда состоит из талантливых личностей, увлеченных своим делом, а не аморфной и инертной толпы. Учитывая, что специфика нефтяной отрасли накладывает особые требования к высоким компетенциям, скажу так: КМГ ценит и всегда будет ценить квалифицированных, зарекомендовавших себя сотрудников, сплоченных общей целью — работать на благо Родины. Это и есть залог подлинного успеха.

*дедвейт-тоннаж — мера, используемая для определения грузоподъемности судна.

** Aframax — класс нефтяных танкеров дедвейтом между 80 и 120 тыс тонн.

Еще больше новостей на нашем telegram-канале , подписывайся и будь в курсе!
АРХИВ ЖУРНАЛОВ SKNEWS

Смотрите также

Мы в социальных сетях:
Поддержка читателей:
+7 (7172) 99 97 86
Наш адрес:
г.Астана, ул. Е10,
дом № 17/10, АЗ «Зеленый квартал», блок «Т4» 12 этаж
E-mail: