Главная Новости Галымжан Пирматов: Урановые запасы – не просто ресурсы, а актив страны
Интервью14 июля 2020, 10:50 948

Галымжан Пирматов: Урановые запасы – не просто ресурсы, а актив страны

Галымжан Пирматов: Урановые запасы – не просто ресурсы, а актив страны kazpravda.kz

Председатель правления АО «НАК «Казатомпром» прокомментировал ситуацию на мировом рынке урана и результаты деятельности компании в интервью газете «Казахстанская правда». SK NEWS представляет отдельные фрагменты беседы журналиста издания Гульмиры Сарсеновой с Галымжаном Пирматовым. Полный текст доступен на сайте газеты.

– Галымжан Олжаевич, всех сейчас волнуют вопросы, связанные с пандемией COVID-19. Какое влияние коронавирус оказал на деятельность вашей компании?

Нашей первой реакцией на пандемию COVID-19 было принятие мер по обеспечению безопаснос­ти наших работников, их семей и местного населения и надлежащему управлению активами компании.

Компания приняла решение приос­тановить все вспомогательные работы, напрямую не связанные с текущей добычей, в том чис­ле по подготовке новых блоков. Добыча на действую­щих блоках продолжается, но с учетом приостановки подготовки новых блоков ожидается сокращение объемов добычи в 2020 году, как мы и объявляли ранее.

– Для непосвященных читателей расскажите, пожалуйста, что представляет собой мировой рынок урана и какова на нем роль Казахстана и, в частности, Казатомпрома?

– Казахстан – крупнейший произ­водитель природного урана в мире с 2009 года. При этом следует учитывать, что наша страна даже не входила в топ-10 компаний по добыче урана в 1997 году, когда было основано АО «НАК «Казатомпром». Необходимо отметить, что часть добычных предприятий компании – это совместные предприятия с ведущими мировыми игроками уранового рынка.

В период с 2001 по 2011 год наблюдался рост производства урана в мире, обусловленный так называемым ядерным ренессансом, представляющим собой позитивные настроения по поводу возрождения атомной энергетики, вызванные рос­том цен на ископаемое топливо и обеспокоеннос­тью мировой общественности по поводу выб­роса парниковых газов. Однако авария 2011 года на АЭС Фукусима, когда сильнейшее в истории Японии землетрясение и последовавшее за ним цунами привели к разрушению реакторов, стала отправной точкой для коренного пересмотра среднесрочных перспектив развития рынка урана. Как следствие, в Японии была приостановлена работа всех 54 реакторов, которые составляли 12% от потребностей мирового рынка. Германия объявила о выводе из эксплуатации всего парка своих атомных реакторов к 2022 году, постепенно закрываются некоторые атомные станции в США, а в странах с наиболее развитой атомной энергетикой, включая Францию, Бельгию и Корею, антиядерная риторика стала звучать уже на правительственном уровне. Данные события привели к существенному падению потребления и увеличению запасов урана.

Казахстан, в свою очередь, продолжал наращивать произ­водство, и в 2016 году объем выпущенной продукции достиг своего пика на уровне 24,6 тысячи тонн урана.

В условиях, когда потребление значительно упало, а предложение продолжало расти, в 2015–2017 годах на перенасыщенном рынке около 25% урановой продукции Казатомпрома оказались невостребованными. Основные производители урана в мире также медленно реагировали на падение спроса. Это оказывало интенсивное понижающее давление на цены. Так, в 2016 году, когда объем производства урана в Казахстане достиг максимума, была зафиксирована минимальная цена на уровне 18 долларов США за фунт по сравнению с пиковой ценой 138 долларов в 2007 году. Вместе с этим остатки готовой продукции на складах увеличились в 3 раза, с 3 тысяч тонн на конец 2015 года до 9 тысяч тонн в конце 2017 года. Таким образом, на показатели компании оказали влияние как снижение цены, так и снижение объема продаж.

– Действительно, компания столкнулась с серьезными вызовами. Какие действия предпринял Казатомпром для улучшения ситуации?

– В конце 2017 года была разработана новая стратегия развития компании на 10 лет, основной посыл которой состоял в фокусе на устойчивом развитии основного бизнеса и создании долгосрочной стоимости для всех стейкхолдеров компании. Была проведена огромная работа по увеличению прибыльности компании.

В 2018 году Казатом­пром увеличил свою долю участия в казахстанско-канадском совместном предприятии «Инкай» с 40% до 60%, завершил многолетнюю работу по решению вопросов касательно долей владения в компаниях ТОО «Байкен-U», ТОО «Кызылкум» и ТОО «СП «Хорасан-U» и вернул контроль над предприятиями. В результате проведенной работы Казатомпром увеличил свою долю законтрактованных запасов в Казахстане с 50% до 65%, составляющих по состоянию на 1 января 2020 года в общей сложности 732 тысячи тонн урана.

В начале 2017 года впервые в истории Казатомпром объявил о решении сократить производство урана. Это было необходимо для балансирования спроса и предложения на рынке.

Мы поменяли нашу философию и перестали думать об урановых запасах как о ресурсах и относимся к ним, как к активам страны для нынешнего и будущих поколений. Поэтому мы не спешим наращивать объемы производства до тех пор, пока не придет время и рынок не потребует дополнительных поставок.

Вместе с тем после усиления функции маркетинга и продаж и оптимизации производства с учетом потребностей рынка в 2018 году Казатомпром стал не только самым крупным производителем урана, но и крупнейшим поставщиком урана в мире. В 2018 году был реализован рекорд­ный объем природного урана за всю историю деятельности компании. Объем продаж был увеличен на 60% по сравнению с объемами 2014–2017 годов. Если в 2015–2017 годах доля компании на мировом рынке не превышала 14%, то в 2018-м и 2019-м доля Казатом­прома составляла уже 23% от всего спроса на рынке, в 2020 году объем продаж компании ожидается на уровне 2019 года. При этом уран не был реализован трейдерам, как было ранее.

– В заключение нашего интервью поделитесь планами компании в области развития деятельности по всей цепочке ядерно-топливного цикла...

– Как известно, добытый природный уран не может быть напря­мую использован в качест­ве топлива для производства электроэнергии. Сначала он должен пройти несколько этапов обработки, чтобы превратить его из руды в ядерное топливо. Совокупность этих этапов именуется ядерным топливным циклом.

В рамках работы по дальнейшему развитию своих техничес­ких возможностей в ядерно-топ­ливном цикле в начале 2020 года Казатомпром получил уникальную технологию аффинажа и конверсии урана от канадской компании Cameco, что позволит нашей компании приступить к реализации проекта по строительству аффинажного завода мощнос­тью 6 тысяч тонн в год на базе АО «УМЗ».

С помощью полученной уникальной технологии Казатомпром сможет пост­роить собственные мощности по конверсии урана при наступлении благоприят­ной рыночной конъюнк­туры в будущем.

Продолжается строительство завода по производству тепловыделяющих сборок для китайских АЭС мощностью 200 тонн в год в пересчете на обогащенный уран.

В начале 2020 года компания реали­зовала 50% доли (минус 1 акция) в АО «Центр по обогащению урана» своему партнеру по данному совместному предприятию – Госкорпорации «Росатом». При этом Казатомпром сохранил право доступа к услугам по обогащению урана на тех же условиях, ради чего изначально и создавалось АО «ЦОУ».

Также следует отметить, что Казатомпром начал уделять больше внимания деятельности, связанной с развитием маркетинга редких металлов – тантала и бериллия.

Для повышения эффективности нашей деятельности мы активно внедряем проекты цифровизации, которые позволяют нам за счет аналитики данных более качест­венно и четко планировать горноподготовительные работы. Также особое внимание мы уделяем автоматизации процессов производственной и финансово-хозяйственной деятельности.

В заключение хочу отметить, что урановые запасы – это долго­срочный актив страны, управление которым доверили Казатом­прому. Мы управляем этим активом на благо нынешнего и будущих поколений казахстанцев.

Выпуски SK NEWS

Смотрите также

Мы в социальных сетях:
Поддержка читателей:
+7 (7172) 99 97 86
Наш адрес:
г.Нур-Султан, ул. Е10,
дом № 17/10, АЗ «Зеленый квартал», блок «Т4» 12 этаж
E-mail: