Главная Новости Пилот авиакомпании Air Astana о полетах в период пандемии

Пилот авиакомпании Air Astana о полетах в период пандемии

Пилот авиакомпании Air Astana о полетах в период пандемии

«Если бы там были мои родные, я бы бездействовал?». Летчик главной авиакомпании страны Андрей Яцын рассказал о репатриации казахстанцев из Китая и многом другом - интервью SK News  https://sknews.kz/online/601-sk-news-n5-6-167-168/

 

Больше года прошло с тех пор, как в Казахстан пришел коронавирус. В Китае это явление появилось раньше: уже в январе 2020 года инфекция свирепствовала и бесконтрольно распространялась по стране. В эпицентре всего этого были и наши соотечественники, которые не могли выехать за пределы КНР. Air Astana согласилась организовать несколько специальных рейсов и вернуть казахстанцев домой. Среди пилотов был наш сегодняшний герой Андрей Яцын. В интервью SK News он рассказал о своем приходе в авиацию, любимых направлениях, стрессовых ситуациях, а также об одном из тех рейсов.

В поисках себя

Наше интервью началось с довольно стандартного, но важного вопроса: «Почему именно авиация?». Все просто – Андрей Яцын решил последовать примеру своего отца, который вплоть до 1995 года рассекал небесную гладь. Однако сделал это не сразу.

«В советское время ограничений было меньше и мне иногда удавалось находиться с отцом в кабине во время полета. Сложно вспомнить какие-то детали, я был очень мал, в памяти отложилась сама обстановка», –  отметил Андрей.

По окончании школы наш герой пошел учиться на IT-специалиста. Уже после выпуска он узнал о программе Ab-initio от Air Astana. Успешно пройдя несколько вступительных экзаменов, стал одним из «новобранцев», кого авиакомпания отправила в американскую летную школу.

«Обучение заняло 13 месяцев. В студенческие годы я был в США по программе Work and Travel и тогда неплохо подтянул английский, поэтому языкового барьера не было. Единственное, не хватало знаний по авиационной терминологии, но этот пробел быстро восполнили специальные курсы на базе нашей школы. Мы не отвлекались на какие-то общеобразовательные предметы, с самого первого дня в нас воспитывали пилотов», – рассказал собеседник.

Семь лет – и новые погоны

В авиакомпанию Air Astana Андрей Яцын пришел в конце 2010 года. За семь лет он вырос от второго пилота до командира воздушного судна.

«Функционал у этих двух позиций схожий. Как правило, в одну сторону летит один пилот, другой ведет записи, заполняет документацию, обратно – меняемся. Существенное отличие лишь в том, что все решения на борту принимает именно командир, конечно, я советуюсь с экипажем, но ведь последнее слово всегда за мной. Это большая ответственность», – пояснил наш герой.

Все эти годы Андрей летает за штурвалом гиганта Boeing 767-300ER – это широкофюзеляжный тип воздушного судна с увеличенной дальностью полета. Рейсы выполняет разнообразные, как внутри Казахстана, так и за его пределами. Любимое направление? Бангкок.

«К сожалению, уже пошел второй год, как я не могу попасть туда. Виновница – пандемия. Люди в Бангкоке очень дружелюбные, улыбчивые, симпатизируют местная кухня, климат. Особенно не хватало тайского солнца, когда у нас было холодно», – рассказал Андрей.

Иной Китай

В прошлом году Air Astana осуществила несколько репатриационных рейсов. Первые из них были выполнены в Китай, где уже в январе зафиксировали вспышку коронавирусной инфекции. Риски были большие, но на кону стояло возвращение наших соотечественников на родину. Наш герой стал одним из пилотов, кто взял на себя эту ответственность.

 

 

«Какого-либо специального отбора не было. Мне позвонил руководитель и спросил: «Можешь слетать?». Ответ был утвердительным. У меня сестренка когда-то училась в Китае, и я подумал, а если бы она, так же, как и сотни других, не могла выехать из страны, разве я бы бездействовал? Поэтому решение было принято быстро», – пояснил Андрей.

Предварительно с экипажем был проведен брифинг: представители министерства здравоохранения рассказали о возможных рисках, дали инструкции, как действовать в тех или иных ситуациях.

«Тот рейс отличался от множества предыдущих. Учитывая, что общее время в пути составляло больше 11 часов, и было понимание, что в Китае не будет возможности отдохнуть, было принято решение отправить трех пилотов. На протяжении всего полета мы были в специальных комбинезонах, масках, перчатках. Выходить из самолета по прибытии позволено не было, в течение двух часов, пока рассаживали пассажиров, мы находились в кабине. Нас сразу предупредили, чтобы мы минимизировали лишние контакты с членами экипажа, бортпроводники не кормили пассажиров, но все равно контактировали с ними, поэтому были риски. К счастью, все обошлось», – рассказал наш собеседник.

После возвращения в Казахстан весь задействованный состав сдал ПЦР-тест, результаты оказались отрицательными.

Опустевшее небо

По словам Андрея, коронавирус внес значительные коррективы в их деятельность.

«В прошлом году, после того как были остановлены все авиасообщения, я три месяца сидел дома. Живу не в Алматы, в области, и когда начался ужесточенный карантин, остался за кордоном. Сначала внеочередной отпуск воспринял с энтузиазмом, но со временем заскучал за небом. Влиться обратно в работу было несложно, однако появилось много ограничительных мер: дистанции, маски... Мы начали возить грузы из Урумчи, местные власти требовали от нас максимальной безопасности, и тогда в ход пошли даже специальные комбинезоны, перчатки», – рассказал Андрей.

Кроме этого, из-за нестабильной эпидемиологической ситуации начали часто происходить изменения в расписаниях. Если раньше обо всех выездах пилоты знали заблаговременно и могли планировать свое время, то сейчас постоянства в этом вопросе нет: например, недавно в Турции случился всплеск заболеваемости и руководство страны решило уменьшить количество рейсов извне, Грузия, напротив, стала более гостеприимной.

Гармония во всем

Невозможность планировать личные дела и джетлаг Андрей относит к «маленьким» недостаткам авиации.

«Конечно, с годами привыкаешь, но организм все равно тяжело обманывать, он знает, когда нужно спать, а когда бодрствовать», – отметил собеседник.

Аналогичное количество Андрей указал и достоинств этой деятельности. На вопрос «Совпадение ли?» он ответил, что во всем должна быть гармония.

«Профессия пилота дарит массу возможностей для путешествий, тем более что маршрутная сеть Air Astana охватывает города почти на каждом из существующих континентов. Радует, что я могу открывать новые места вместе со своими родными, ведь для них предусмотрены скидки, не в каждой авиакомпании есть такое, и для нас очень ценно такое отношение руководства. Второе – это достойная заработная плата», – подчеркнул Андрей.

Андрей признается, что, когда летает в качестве пассажира, непроизвольно оценивает работу своих коллег за штурвалом. Высказался наш герой и поводу аплодисментов, которыми пассажиры обычно одаривают пилотов за мягкую посадку.

«Эта негласная традиция постепенно сходит на нет. Думаю, из-за того, что люди стали чаще летать на самолетах и воспринимают это уже как данность. Я всегда присоединяюсь к аплодисментам, если пассажиры благодарят моих коллег. Отношусь к этому нормально», – сказал собеседник.

Главное – спокойствие

Любая нештатная ситуация на земле или в воздухе –  это всегда стресс для пилотов. Какие непредвиденные ситуации происходили у нашего героя и как он действовал?

«Пару раз щекотала нервы погода, были столкновения с воробьями, которые, видимо, приняли нашу «железную птицу» за свою и решили, что она не представляет опасности. Но это все мелочи. Поистине стрессовая ситуация произошла однажды во время полета в мой любимый Бангкок. У одной из пассажирок остановилось сердце. Мы объявили, что у нас умирает человек, и начали совершать экстренную посадку в Дели. Пока снижались, проводники оказали пассажирке доврачебную помощь и вернули ее к жизни. На месте нас уже ожидали медицинские специалисты, они обследовали женщину и сказали, что угрозы для жизни уже нет, написали расписку. В итоге она вместе с нами благополучно долетела до пункта назначения», – рассказал Андрей.

Ошибки, которые нельзя повторять

Наш герой старается быть в курсе всех событий, которые происходят в отечественной и зарубежной авиации. Не абстрагируется он и от новостей по поводу крушений.

«В кругу коллег мы обсуждаем возможные причины аварии, но не выносим вердикты до публикации официальных результатов расследования. Конечно, всегда включается профессиональная солидарность и хочется, чтобы виновников был не пилот, но, если это доказывается, объективно соглашаемся. Мы должны принимать такие трагичные ситуации как уроки и делать правильные выводы», – рассказал Андрей.

Собеседник отметил, что некоторые происшествия становятся импульсами к изменению различных правил. Например, в 2015 году в Германии произошел случай, когда пилот «уронил» самолет в Прованские Альпы. Все погибли, а официальной причиной катастрофы стало самоубийство пилота. После этой трагедии было внедрено требование, что в кабине всегда должно быть два человека: если один из пилотов решил отлучиться в уборную, пока он отсутствует, в кабинете должен находиться кто-то из бортпроводников.

Евгения СЕМАШКИНА

Выпуски SK NEWS

Смотрите также

Мы в социальных сетях:
Поддержка читателей:
+7 (7172) 99 97 86
Наш адрес:
г.Нур-Султан, ул. Е10,
дом № 17/10, АЗ «Зеленый квартал», блок «Т4» 12 этаж
E-mail: